Похождения пошлого кота
Седьмая жизнь.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
LTalk
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Похождения пошлого кота > Can't escape the Magic  2 сентября 2018 г. 04:02:00



Комментировать могут только друзья.

Can't escape the Magic

Elexenz 2 сентября 2018 г. 04:02:00
Гарри ждет следующие великое приключение, целый мир ждет его. И этот мир имеет немало сюрпризов для мальчика-который-вы­жил.

­­
Обратите внимание на:
Песня Винкс 4 апреля 2010 г. Блум симпатификс
Чародеи / Magical JxR 24 мая 2010 г. бесеныш. в сообществе piggy bank
Сюрприз для любимой 16 марта 2009 г. Break
Elexenz 2 сентября 2018 г. 10:40:35 постоянная ссылка ]
1 глава

«К примеру, ты мог бы подняться в вагон поезда ...» Дамблдор жестом показал рукой на множество ожидающих отправок поездов.

Гарри сделал небольшую паузу«Но как же остальные?»

"Мой дорогой мальчик, редко когда живым нужна помощь мертвых."

"Так я и вправду умер? Разве я не избранный? Я думал, что должен спасти всех."

Альбус провел пальцами по своей густой белой бороде. «Слушай, Гарри, мы не может спасти всех, мы может только помнить и любить их. Что касается тебя, ты мертв, и на твой второй вопрос сможет ответить только кто-то более мудрый чем я».

Гарри вздохнул"Даже в моем воображение, Дамблдор говорит много, но при этом ничего не говорит."

Гарри подумал о Роне и Гермионе. Он подумал о Джинни, Невилле и Луне. О всех из отряда Дамблдора, Уизли. Он подумал о всех тех приключениях, которые они пережили вместе. После столь долгих размышлений он взглянул на директора.

"Сер, я устал."

Альбус отметил. "Я был бы удивлен, если бы это было не так."


"Так если я поднимусь на поезд...я буду "двигаться дальше", да?Куда?"

"К следующим великим приключениям, Мистер Поттер. К чему бы это не привело."


"Спасибо вам, сер." Гарри почтительно кивнул старому профессору и забрался на ближайший поезд.

"Прощай, мой дорогой мальчик."


Плачь? Гарри слышал, как женщина плачет и кричит. 'Кому же так больно?'Он подумал. Гарри почувствовал огромное давление, сжимающие его тело. Сжимающие всего его. Это было хуже, чем трансгрессия(телепо­ртация в Гарри Поттере, она чувствуется так, словно тебя сжимает в трубе и куда то выбрасывает, примерно так). Трансгрессия было быстрой, но она приносила адскую боль. Это также больно, но утомительно медленно. Он чувствовал, что окружает его. Это было тепло и влажно, то что окружало его, казалось ему грубым и это обилие влажности... Гарри пошевелился, чтобы свалить с этой неудобной тюрьмы. Крик женщины усилился. Послушался голос другой женщины, она что-то говорила.

Гарри почувствовал, как сжимающая трубка надавила на него. Он почувствовал жар света на закрытых веках. Он хотел открыть их, но не мог и он быстро их закрыл. Гарри почувствовал, как остальная часть его тела выскользнула из трубки, в которой он был заключен. Женщина перестала плакать, и кто-то начал ворковать над ним. Гарри подняли и протерли грубой тряпкой. Это все вымотало его, поэтому он даже не задавался вопросом, как они так легко подняли взрослого человека.

Гарри лежал на мягкой поверхности. Теплый и странно пахнущий: цветами глицинии и морской солью. Он был теплым и слегка влажным от запаха пота.

Воркующая женщина была рядом с его головой"Он красивый."


Другой женский голос вздохнул. «Посмотри на эти волосы! Я поражена. Я видела только одного человека с такими волосами!»

"Да, нет сомнения в том, кто его отец." Пробормотала одна из женщин. Её голос отдавался эхом в ушах Гарри.


"Что же ты будешь делать, Алания? Скажешь ему?"

"Нет, от этого будут лишь проблемы. Разве королю нужен ребёнок шлюхи?"


Гарри почувствовал, как из желудка выпало что-то. Он понял, что произошло,он был надежно привязан к груди своей новой матери.

"Посмотри на него. Мой милый маленький мальчик." Он все еще не мог видеть, но он мог думать только об одной.

"Великие приключения, на мою задницу"

Прошли годы после того самого стрессового рождения, а Гарри или «Сина», как его теперь звали, жил довольно обычной жизнью, как и сейчас. Он быстро понял, что его мать была проституткой высокого класса в эксклюзивном борделе. Будучи ее четырехлетним сыном, с ним хорошо обращались другие женщины в здании. Он часто помогал в борделе, занимаясь небольшими работами. Стирка одежды, уборка спален и подача напитков некоторым клиентам.

Единственный человек, который, казалось, ненавидел его, был владельцем, Квинмиром. Он был большим жирным человеком, который напомнил ему о ужасном дяде Верноне. Он постоянно потел, казалось, что с него стекает ведра пота, а его ногти и зубы были тошнотворного желтого цвета. Он думал, что Сина отвлекает и снижает стоимость товара (его матери). Толстяк часто толкал и бил маленького мальчика, когда они сталкивались. Он даже пытался продать Сина пару раз, но его мать всегда вмешивалась.

Мужчины, которые посещали бордель, часто были в восторге от того, как выглядел Сина. Его волосы были такими же короткими и растрепанными, как это было, когда он был Гарри, но теперь вместо черного, его волосы были темными фиолетовыми. Его глаза все еще были такими же яркими, как и у его первой матери Лили. Но многие относили это к его нынешней матери Алании, у которой мягкие зеленые глаза цвета травы, не такие яркие, как его собственный оттенок, но они были похожи, так что никто не сомневался. Его щеки были пухлыми и мягкими, его кожа была чистой и светлой, Сина был достаточно осведомлен, чтобы признать, что он был прекрасным ребенком. Но быть таким прекрасным не было хорошо, когда ты живешь в борделе.

Так же как и сейчас. Алания была с одним из постояльцев, поэтому Квинмир воспользовался этой возможностью, чтобы избавиться от Сина. Мальчик часто помогал на кухне по вечерам. Клиенты чатсо оставались на долго, что бы развлекаться с женщинами и выпить алкоголя. Он отвечал за чистку картофеля и уборку тарелок и других небольших работ, легко выполняемых крошечными руками.

Квинмир влетел на кухню и крикнул: «Эй, фиолетовое отродье!» он никогда не называл никого по имени. Сина не был уверен, оскорблял он так людей или же просто был очень глуп, чтобы помнить чужие имена. Сина наблюдал, как он схватил несколько фруктовых ломтиков из соседнего блюда. Сок капал с его подбородка, когда он кричал на Сина.

"Я здесь." Сина положил очищенный картофель и подошел к мужчине

"Хорошо. Тогда пойдем, для тебя есть задание,на всю ночь." Квинмир нахмурился и направился к гостевому холлу, где клиенты проводили время, выбирая для себя проститутку.

Сина неохотно последовал за толстяком в гостиную. «Мама сказала, что бы я не ходил туда».

Удар!

Щека Сины стала красной, и Квинмир взял егоза руку, что бы поторопить мальца. «Я сказал, что бы ты шел за мной, значит тебе нужно идти за мной, глупое фиолетовое отродье».

Квинмир дернул его за ворот рубашки и потащил по полу.

Клиенты перестали пить, и девочки тихонько ахнули в свои ладони, когда Квинмир тащил мальчика по полу. Они остановились перед мужчиной с тюрбаном, украшенным драгоценными камнями, у него был свирепый взгляд и узкие глаза.

«Вот, сэр, это тот мальчик, о котором я вам рассказывал». Голос Квинмира стал лукавым и сладким.

"Я вижу." Мужчина схватил за подбородок Сину и повернула его лицо так, чтобы осмотреть его. «Интересные цвета. Его мать такая же? Возможно, мне будет интересно и ее купить».

Квинмир недовольно произнес: «Если бы она и вправду была такой, я бы зарабатывала больше денег, но нет, это от отца, насколько я могу судить».

С небольшой ленцой мужчина накрутил волосы СИна в кулак.«И я предполагаю, что вы не знаете, кто его отец?»

"Нет. Она действительно популярная девушка, так что сказать, кто его отец невозможно."

"Хм, отлично, раз так, то я забираю мальчика." Клиент передал Квинмиру мешок с монетами и взял Сина за запястье руки.

"Подождите! Вы не...Вы не можете купить меня!" Сина вытащил свою руку из руки клиенты, но тот вновь его схватил и потащил от сюда. Сина был в ужасе, он не мог и слова сказать. Он знал, что в этом мире существует рабство и торговля людьми, но он никогда не думал, что с ним это может произойти. Он никогда не думал, что он может быть забран от своей любимой мамы

"Нет! Нет! Мама! Мама помоги мне!" Сина начал кричать, когда человек в тюрбане вытащил его на улицу

Алания выбежала из своей комнаты. "Сина! Мой Сина!"

Её остановили вышибалы бордели, которые не давали ей пройти."Нет! Прекратите! Мой сын! Пожалуйста!"

Звуки её криков и жалобного плача сопровождали Сина и человека, в тюрбане.
Elexenz 2 сентября 2018 г. 14:09:09 постоянная ссылка ]
2 глава
Сина был затолкнут в карету и после мужчина залез в неё. "Пожалуйста сер...Моя мама..."

«Тише. Твоей матери больше нет, твоего дома больше нет, я единственное, что у тебя есть." Мужчина снял свой тюрбан. Бледные серебряные волосы упали ему на плечи. «Я Фатима, для тебя Господин Фатима».

Сина вздрогнул от холодных глаз мужчины и ухмылки на его губах.

"Твоя мама звала тебя Сином, это твоё имя?"

"Да, сер."

Мужчина долго смотрел на мальчика. Его взгляд был тяжелым и ужасающим. Сина замер на мгновение, пока ему не пришло в голову, чего хочет этот человек. «Я имею в виду, да, господин Фатима». Человек немного расслабился.

"Вот оно как. Назвали ли тебя в честь кого-то?"

"Я так не думаю."

«Когда то я знал человека с именем, похожим на твоё. У него были фиолетовые волосы. Возможно, он был твоим отцом». Фатима посмотрела на проходящие пейзажи из окна кареты.

"Правда каким он был? Где он сейчас? Как его зовут?"

Удар!

Мастер Фатима отдернул руку. «Молчи. Рабы не задают вопросы своим хозяевам. Когда мы вернемся домой, ты будешь наказан».

Сина погладил свою покрасневшую щеку и свернулся калачиком на сиденье.

"Этот мужчина был преступником. Он уничтожил наш дом. Он уничтожил нашу мать."

"Мама..." Сина быстро замолк, заметив, что Фатима готов был его вновь ударить.

В карете долго была тишина. Лишь после долгого промежутка времени карета остановилась. Фатима сначала покинул карету и какой-то молодой человек вытащил Сина.

"Отведи его в комнату наказаний."Фтима дернул его за плече, что бы подросток мог держать СИна на руках. Сина же он окинул взглядом, словно тот был мусором.

Раб нес Сина на руках, пока он шел по длинной лестнице в подвальное помещение. Это была огромная пещера с большим потолком. Пока он шел по длинному коридору, его шаги отдавались эхом. Они прошли толстые металлические дверные проемы. Подросток проходил мимо дверей и остановился у самой грязной.

Сина поместили в каменную комнату с одним окном вверху. Пол был заполнен водой, которая окутывала лодыжки СИна

На стенах были толстые царапины и следы крови. Подросток, который нес Сина, прицепил к его шее металлический ошейник. У него был похожий ошейник, но он был в гораздо лучшем состоянии, чем то, что было у Сина. Вода скользнула по их лодыжкам, когда старший мальчик зацепил длинную цепочку через кольцо на ошейнике и повесил ее на крючок высоко над головой Сина.

"Как вас зовут?" Сина спросил подростка. Он посмотрел на вверх, чтобы посмотреть в глаза подростка. «Молчи. Наказанные рабы не заслуживают того, чтобы с ними разговаривали». Прошипел голубоглазый подросток. Он дернул цепь, и она приподняла Сина, вскоре подросток вылетел из комнаты. Дверь захлопнулась за ним. Сина остался в этой подавляющей темноте.

Цепь удержала его подальше от двери, здесь было темно и место было крошечным. Вода была прохладной. Сина некоторое время развлекался с прохладной жидкостью.

Прошли часы и Сина начал дрожать. Его зубы стучали и мальчишка дрожал. «Эй, мне очень-очень холодно. Пожалуйста, отпустите меня!» Сина ничего не слышала из-за двери. Он был один в темноте.

В темной камере не было возможности узнать сколько прошло времени. Сина был удручен,он стоял здесь несколько часов или дней? Он попытался цепляться за цепь, опираясь на стены, хоть как то держался на весу, без этой воды, но он не мог так делать долго, это было тяжело, слишком тяжело.

Цепь была грубой и глубоко врезалась в его ладони. Кровь шла из его рук и через какое-то время он почувствовал, как кровь его тела просачивается из его ран и постоянно капает в холодную воду.

Он почувствовал, как стены пытаются его задавить. Водоворот затягивал Сина, пока он не прижался к холодной стене и не содрогнулся в ряби.

Затем начались галлюцинации.

Сина подумал, что он услышал приглушенное шипение из-за стены. Он закрыл глаза, опасаясь, что василиск( Василиск — это огромная змея, размером с двухэтажку, как минимум, посмотришь ей в глаза окаменеешь, Гаррик как то сражался с ним на втором курсе, в 12 лет, итог: Василиск мертв) нападет на него. Он плакал, когда холодная вода обвилась вокруг его лодыжек, как тысячи извивающихся змей.

Он перестал плакать и кричать о помощи.

Вскоре он даже не дрожал. Мальчик тихонько лежал в воде, чувствуя, как жизнь уходить из его тела, как его кости становиться адски ледянными.

"Это было следующее великое приключение? Вот так умереть? Прежде чем я что-то сделал? Я хотел сделать многое в этой жизне. На этот раз я хотел прожить дольше."

Сина закрыл глаза и едва мог надеяться, что он снова их откроет.
Elexenz 2 октября 2018 г. 19:17:53 постоянная ссылка ]
Фатима наслаждался тем трепетом, с которым его рабы выполняли все его прихоти. Яркий блеск от их ошейников доставлял удовольствие самолюбию мужчины. Его собственная бледная чистая кожа на его шеи еще больше радовала его, когда он наблюдает за тем, как эти недолюди удовлетворяют его желания, с толстыми металлическими ошейниками, окружающими их собственные легко стиснутые шеи.

Фатима радостно смотрел на свое отражение. Бледная кожа, сияющие волосы и сильные ослепительные глаза. Он использовал многие крема, чтобы сделать руки мягче, их прежнее состояние было удручающее. Только ткани самого высокого качества соизволили бы прикоснуться к его плоти. И только самое сладкое вино было бы разрешено испить его совершенным губам.

'Я изумительный'. Подумал он. Он наблюдал, как его рабы убирают свои камеры, из своего зеркала. Он видел, как их глаза не могли не смотреть на его красоту. Он увидел, как дрожали руки, когда они увидели его великолепие. Как поклонники могли трепетать перед своим богом.

Он действительно был лучшим из ныне живых существ. Все, к чему он стремился, когда впервые услышал Её , грешно. Он когда-то считал, что она самая совершенное существо. Он неустанно трудился, чтобы угодить ей. Чтобы с счастьем заметить её взгляд в его сторону, это заставляло бы его улыбаться, в течение нескольких дней. Но она отбросила его в сторону. Она допустила ошибку, отправив его. Изменил же его предатель. Она бросила его и тут же перестала быть совершенной. Она доверила этой ненавистной шавке свое положение и потеряла все, что она создала. Она когда-то была Богом Фатимы. Но она позволила демону ударить ее в спину.

Фатима был не таким глупым, как она. Он был сильнее и мудрее. Он знал сердца своих рабов, потому что в своем ненавистном прошлом он был одним из них. Он понимал, насколько далеко они могут пойти, пока не сломаются. И он знал, насколько они прекрасны, когда они разрушаются без возможности восстановится. Прямо перед тем, как он изменит их, изменит их цель существования.

И, говоря о сокрушении, у него был новый маленький проект, охлаждавшийся внизу, не так ли? О, он ликовал, когда он заметил маленького котенка. Только благодаря этим широким зеленым глазам он был стал прекрасным рабом. Он был создан для того, что бы продавать его эти благородным ... с теми ... вкусами. Но Фатима этого не сделал. Нет, как только он увидел это гнездо волос. Тот же оттенок, что и тот демон, который уничтожил его Бога. Его леди. Его мать.

Нет, маленький не демон не будет продан по высокой цене. Было бы поэтичной справедливостью иметь пурпурного животного рядом с ним. Нет ... у его ног. Где все домашние животные заслуживают быть. Часть Фатимы хотела, чтобы он показал зверю это, заставил его мир гореть, только благодаря тому, что сделал такое с его творением. Но ему пришлось согласится на пассивную месть.

Звучит невероятно, но он не был настолько глуп что бы плюнуть на короля. Даже если это демон.

Гарри был удивлен, когда он проснулся от ужасного холода. Он действительно думал, что умрет. Но теперь он был закутан в мягкое одеяло, перед ревущим огнем.Теплота поглощала его. Она была такой приятной.

Фатима сидела рядом потягивая из золотого кубка. Стул, на котором он сидел,выглядел так, словно трон с его мягким красным покрытием и яркими золотыми краями. Свет огня загорелся с новой силой, лишь выделяя его красные губы. Он был похож на короля или бога. Сина моргнул и понял что происходит. «Это какая-то форма пыток-промывания мозгов. Он нарочно поставил себя там, чтобы он выглядел хорошо. Раб, который только что вернулся из ада, проснувшись в теплоте и уюте, начал бы воспринимать его как героя. Я читал об этом в одной из старых книг Дадли о военной практики, которую тети Петунья выкинула. Она подумала, что это слишком ужасные вещи для её милого сыночка.

Мальчик уставился на рабовладельца и почти фыркнул заметив этот странный блеск в глазах Фатимы. «Он ожидал изнеженного ребенка, который легко поведется на это всё. Но я не изнеженный мальчишка. Я Гарри Поттер. Я воин отряда Дамблдора, член Ордена Феникса, и «Мальчик-Который-Ху­ясе-Выжил!»

О, как он ненавидел этот титул, в своей прошлой жизни, но теперь он цеплялся за это. Он позволил себе забыть. Проскользнуть в легкое существование Сины - сына шлюхи. Быть слабым. Он должен был принять попытки Квинмира продать его более серьезно; но он позволил себе предположить, что его мать всегда будет там, всегда защитит его. Теперь её больше нет, и он должен защищаться. К счастью, Фатима не понимал, с кем он имеет дело. Возможно, он мог убедить его, что он сломан. Если с ним не будут обращаться как с другими рабами, то его шансы на побег были бы намного выше. чем если бы он был наказан. Сина перевел дыхание и позволил глубоко сокрытой Слизеринской части себя выползти на поверхность, чтобы манипулировать Фатимой.

«Мастер Фатима ...» он позволил своему голосу быть хриплым и тихим, пытаясь заполучить жалость от узко смотрящего мужчины.

«Да, малыш?» Голос Фатимы был нежным, и он наклонился, его дыхание пахло прекрасным вином.

«Я больше не хочу мерзнуть. Могу ли я быть вашим рабом? Я имею в виду ... я сейчас хочу быть вашим рабом». Сина позволил своему голосу немного дрогнуть после того, как он тихо задал вопрос Фатиме, он вспомнил, что «рабы не задают вопросов».

«Ты хочешь прислуживать мне? Или ты просто не хочешь мерзнуть?» - Красная улыбка Фатимы стала шире.

Сина поняла, что Фатима испытывает его, манипулирует им. Он хотел вернуть Сину в ту ужасную камеру.

' Черт.'Сина ненавидел этот мстительный блеск в глазах мужчины. 'Он меня ненавидит.' Сина вспомнил, что Фатима сказала о его отце и вздрогнул внутри. «Наверное, из-за того, кто он. Черт, такое чувство, словно он скорее всего смесь Снейпа и дяди Вернона. Как я буду иметь дело с таким?"

Сина почувствовал как его живот сжался от страха. Но реинкарнированый волшебник испытает на Фатиме всё, что у его было.

«Я не уверен, что понимаю Мастер Фатима. Я действительно не хочу снова мерзнуть, и если я буду служить вам, то буду в тепле. » Сина использовал трюк, с помощью которого девушки в борделе обычно ловили мошенников. Он наклонил голову и посмотрел на человека сквозь его темные пушные ресницы.

Фатима долго смотрел в глубокие зеленые глаза мальчика. Они были в полной тишине и только огонь полыхал в комнате.

Затем СИне пришлось увернуться от чаши, кинутой в него Фатимой. Вино разлилось на него.

«Мастер Фатима?»

«Заткнись, заткнись, ЗАТКНИСЬ! Заткни свой маленький рот зверь!» Фатима крепко вцепился в волосы СИна. Его длинные ногти словно резали скальпель с головы мальчишки и некоторые пряди волос были вырваны с корнем. СИна был вытащен из теплого одеяла, когда Фатима схватил его за волосы.

«Ты! Ты такой же, как он! Так же тщеславен, как он! Я исправлю тебя! Я исправлю тебя, маленький ублюдок!» Голос Фатимы срывался и был пронизан яростью.

Сина инстинктивно потянулся к своей голове. Пытаясь облегчить мучительную боль. Фатиме удалось поймать одну из его рук

«Ты! Я собирался быть добрым к тебе! Я собирался тебе помочь! Но ты пытался солгать МНЕ ?! Ты пытался обмануть МЕНЯ ?! Тот, кто спас тебя от жизни в борделе? Тот, кто взял тебя в слуги, несмотря на твою мать-шлюшку и отца-демона? Я исправлю тебя! Маленький дворняжка! Дьявол!»

Глаза Фатимы светились адским огнем. Он выглядел словно демон, когда он кричал на Сину. Его взгляд пробежался по комнате, ища оружие, чтобы наказать ребенка.

И он заметил мерцание огня.

В течение одной секунды он был неподвижен. Затем со злобным смехом он подошел к огню. И потянул Сину за собой.

До Сина быстро дошел его план. «Нет! НЕТ! Мастер Фатима, не нужно!»

Но его просьбы были напрасны. Фатима тащил Сину за собой и несмотря на все попытки выбраться четырехлетнего ребенка, он приложил мальчика к горящим углям у самой передней части огневой решетки.

Синеглазый раб, за пределами комнаты, вздрогнул, когда изнутри раздался самый кровопролитный крик, который он когда-либо слышал.
Elexenz 27 октября 2018 г. 15:34:45 постоянная ссылка ]
глава 4
Много месяцев спустя Син лежал на своей кровати в лекарне. Он смотрел на каменный потолок. Недалеко от него сидела женщина рабыня и прибиралась на полке с зельями и флаконами. Сина не стал говорить с женщиной. Он знал, что рабы Фатима были чрезвычайно лояльными или же боялись идти против Фатимы. Он знал, что все, что он скажет им, будет сообщено в Фатиме.

Женщина оставила Сина одного. И он думал. Он думал часами

Он вспомнил о Хогвартсе. Холодное ощущение каменных стен под его рукой, теплое свечение огня в общей комнате Гриффиндора, великолепие Большого зала.

Он вспомнил Лили и Джеймса Поттера. Он вспомнил Сириуса, Ремуса и всех остальных, кого любил. Он вспомнил Гермиону и ее ум. Он вспомнил Рона и его храбрость. Весельчаков Фреда и Джорджа. Решительную Джинни, Доброго Невилла, задумчивую Луну и даже острые шутки Драко.

Его воспоминания были единственной вещью, которая удерживала его от падения, о котором так грезил Фатима. Если бы он был четырёхлетним Сином, он бы давно сломался. Он бы разбился, как хрусталь, брошенный на твердую землю. Но ему было не четыре года. Он был волшебником. Он был самым молодым чемпионом за последние столетие. Он не хотел принимать участие в турнире Трёх Волшебников Он был тех кто первый разгадал секрет Слизерина. Монстр-убийца Слизерена. Он был взрослым человеком. Он пережил худшего темного волшебника, которого помнил свет. Он сражался в битве за Хогвартс. Он умер в битве за Хогвартс.

Он не позволит Фатиме обрести власть над ним, ту которую он обрел над другими рабами. Он не хотел убить Волндеморта так, как хотел убить Фатиму. Он чувствовал каждую рану, которую Фатима наносил ему или приказала ему нанести, и это приносило ему силы. Он почувствовал ледяной холод в той камере, он горел в огне, притяжение железных цепей, жало каждого удара его кнута, и это лишь усиливало его решимость. Он был мальчиком, который выжил. И он переживет это.

Сина уставился на болящую руку и на перевязаное тело. Он чувствовал глубокую боль от ожога, который Фатима нанес ему и от множества ран, которые он получил. Медицина в этой жизни была ужасной, не сравниться с простым лечением Мадам Помфри. Он всегда страдал от наказаний Фатимы.

Он пытался почувствовать свою магию много раз, но он всегда терпел неудачу. Это было совсем не то же самое. Он знал, что он переродился, но часть его хотела сохранить свою магию. То, что делало его "важным" для других, делало его особенным и отличало его от других.

Но теплое магическое ядро, существовавшее внутри него, в Гарри Поттере, в Сине заметно отсутствовало. Он чувствовал, что у него отсутствует конечность, которую он никогда раньше не замечал, только когда она исчез.

Он никогда не замечал, как вокруг него развевались маленькие пылающие птицы. Или как медленно сила, течет по его венам, готовиться и ждет.

Сина позволил себе спокойно отдохнуть на детской кровате. Солнечный свет лился снаружи. Окно было очень близко. Стремление вырваться из него на свободу почти переполняло его. Но Сина знал, что охранник наблюдает за ним и его поймают и накажут за то, что он снова убежал. Поэтому он лег на свою жесткую кровать и закрыл глаза.

«Привет, маленький котенок. Ты уже выучил свой урок?» Фатима едва ли не плясал от радости.

«Мастер Фатима ...» Сина больше не стал говорить. Он узнал, что его попытки получить жалость или какое-то милосердие от Фатимы были столь же продуктивными, как добывание воды из камня.

«Неважно, Нахт». Хозяин рабов крикнул, небрежно взмахнув ухоженной рукой.

В комнату вошел маленький темнокожий мальчик раб. Его волосы были длинными и завязаны в маленький снежный хвостик. Он был в типичной одежде рабов. Его ошейник был толстым и тяжело лежал на его тонкой ключице. Он был очень худым.

«Да, мастер Фатима». Голос мальчика был мягким и тихим. Его медные глаза были тусклыми.

"Prepare Sina for our trip to the stadium. I need to restock my supplies."</p><p>"A­s you wish, Master Fatima. It will be done."</p><p>"Good.­" The master strode confidently out of the room.</p><p>Nakht kept his eyes down until the man was gone. Then he set about pulling Sina from his cot and dragging him from the room.</p><p>"where are we going?" Sina tiredly asked, not expecting an answer.</p><p>"The stadium." Nakht's voice was so soft it was almost inaudible.</p><p>Si­na blinked in surprise. This was the first time another slave answered any of his questions.</p><p>"W­hat happens at the stadium?"</p><p>"…v­ery bad things."</p><p>"But­ what-"before Sina could finish his question, Nakht pushed him into the back of a caravan. It was filled with empty crates piled to the covered tarp ceiling.</p><p>"We sit here. No talking." Nakht pulled his knees in close and sat in the tight space with Sina. The crates pressed around them as the caravan line began moving.</p><p>The slave at the front of the wagon hummed lowly under his breath. It was a soft dancing tune that passed the time. The line left the oasis city behind slowly with Master Fatima's carriage leading the way.</p><p>Sand filled the horizon endlessly.</p><p>Si­na felt sweat pour like rivers from him. The sun overhead was merciless as it bore down on the helpless caravan. Despite the tarp over the top of the wagon, Sina was still beaten down by the overwhelming heat. Meanwhile Nakht sat next to him calmly twiddling his fingers. Sina slumped onto the floor of the wagon. The wooden planks did little to ease his suffering.</p><p>'E­ngland and Scotland never experienced a heat wave like this!' he thought miserably. He thought longingly of the snowy winters that encompassed Hogwarts in December. Of the icy snow drifts and glittering ice sickles.</p><p>But just as his memories were about to carry him to a peaceful snowy dream, a gust of wind blew a handful of gritty sand into his eyes and nose.</p><p>"Errk! Gross!" he spat the particles out of his mouth. Nakht was quiet but he still gave a little huff of amusement at his situation.</p><p>"I­t's not fair. Why am I sweating like there's no tomorrow but you're just as fine as can be?" Sina grumbled rhetorically.</p><p­>"My hair is white." Nakht surprisingly answered. "Your hair is darker. People with darker hair get hotter in the sun."</p><p>"oh…rig­ht. Ok. Well what do I do about that. I'm dying in this heat." Sina peered up from his prone position on the wagon floor.</p><p>Nakht had almond shaped copper eyes. And they stared into Sina's own green pair for a long moment. Then the slave boy nodded at some internal thought and scurried to the front of the cart. "Wait."</p><p>Sina twisted his head to see Nakht speaking quietly to cart driver who nodded and let Nakht rummage around in a small sack he had behind the driver's seat.</p><p>Nakht came back with a piece of dingy off white cloth in his grip. "Sit up." He pulled Sina into a sitting position and arranged the fabric on his head. It was like a thin scarf over his scalp. Nakht secured the fabric with a thin cord.</p><p>The scrap of material hung over Sina's head and shielded him from the harsh rays of the sun. slowly his core temperature cooled as the caravan trudged on.</p><p>Hours passed as the two boys chatted quietly in the back of the wagon. The two didn't have to terribly much in common but Sina found Nakht to be a pleasant enough boy. Not as clever as Hermione, Not as Strategic as Ron.</p><p>Sina mentally shook his head. It wasn't fair for him to compare Nakht to Ron and Hermione. He went through a war with those two. He survived so much more than just war with those two at his side. But Nakht was here now. Ron and Hermione were gone. They were living their life in that world he left behind.</p><p>If Nakht noticed his pensive thoughts he showed no sign.</p><p>The long ride into the desert was much easier with Nakht by his side. They spent the time quietly.</p><p>"Whe­re are you from Nakht?"</p><p>"My village was called Maedir. That's where I was born. My mother was a maid in a nobles home. She came from Dark Continent."</p><p>"­What's the Dark Continent?" Sina wondered subtly poking for more information.</p><p>­"It's an unexplored region where the Fanalis slaves come from." Nakht had a pleased flush on his cheeks. It seemed the dark skinned boy liked teaching others even small things.</p><p>"Are you a Fanalis slave?" Sina counted on the happy expression on Nakhts face. It was obvious that the other boy was unused to smiling. Even the small smile that twisted his lips now.</p><p>"No. the Fanalis have red hair and eyes. They are the strongest people in the world. But they were all taken as slaves by the Reim empire. Now there aren't very many left at all."</p><p>"That's­ very sad." Sina felt a stirring of empathy for the strong people of the Dark Continent. He could remember that the purebloods hated the muggles for being different. This was a bit of the same thing. Not exactly the same but enough that he could understand.</p><p>T­he caravan slowed as a grouping of rocks came ahead. Fatima's carriage veered off and entered the rock canyon as the caravan pushed on.</p><p>"Where is master Fatima going?" Sina asked</p><p>"There are bandits living in those rocks. Fatima wants to hire them."</p><p>"Hire them? I thought he took slaves?"</p><p>"The­se bandits have been attacking merchant caravans that pass through the road. Master Fatima wants them to collect slaves from the bands they attack." Nakht was used to Fatima's tactics in this business.</p><p>"Wh­ere are we going?"</p><p>"The stadium cages. It's where Master Fatima holds the great animals he sells to gladiator matches." Nakht looked tense for a moment. "while we are there…don't make Master Fatima mad."</p><p>"Ok." Sina took Nakhts' word for it. He knew Fatima's habits better than Sina.</p><p>The Stadium was another large outcropping of rocks. The wagon slowed and Nakht pulled Sina inside the hollowed out cavern into a small storage room.</p><p>It was filled with shelves upon shelves of chains and collars.</p><p>"Gra­b a bag. We have to fill it." Nakht had Sina hold the bag as he dumped the thick chains in.</p><p>"…" Sina let Nakht pull him to this job and that job.</p><p>The next day wore on and the two boys were given tasks by older slaves and various henchmen of Fatima.</p><p>They were stirring gruel in the kitchen when word of Fatima's return reached them. The various adult slaves that darted in and out of the kitchens carried the gossip that followed the new slaves that he brought with him.</p><p>"Over fifty adults. Only a few kids."</p><p>"did you see the bodies they brought back. Couldn't even tell they were human."</p><p>"Grue­some."</p><p>"Did you see the Fanilis Master Fatima caught?"</p><p>"She­'s so small. I don't see what all the fuss is about."</p><p>"A Fanalis is strong no matter how big they are. And Reim is paying fortunes for any Fanalis slave they can get their hands on."</p><p>These whispers followed Nakht and Sina as the two carried trays of gruel to the slave cells for the new slaves.</p><p>There­ were crowds of people crying behind the prison bars. Some were straining against the thick bars worked into the stone cave, some were twisting the chains that bound them, but most were just holding those close to them and cried.</p><p>"We have supper." One of the henchmen Fatima hired to keep his slaves in line called out. "You maggots better not give me trouble."</p><p>He unlocked the gate for a moment and shoved Sina and Nakht inside. "Pass around the food. Make sure no one keeps the bowls or nothing." He ordered.</p><p>Sina­ knew that if any of the prisoners tried to take him or Nakht hostage the henchmen would let them die. He and Nakht were the youngest and least valuable of Fatimas' collection. Huffily he began passing the thin gruel around to the imprisoned people.</p><p>Nakht­ had to bat the trembling hands of a woman off his arm. "M-my daughter…please. Do you know where she is?" the boy determinedly ignored the weeping mother.</p><p>Sina turned away from the now wailing adult. Her husband (he guessed or just a kind stranger) wrapped her in his arms. He gave a another small bowl to the next person in front of him.</p><p>"Hey." A young happy voice called out to him. "Can I have some of that?" it was odd to hear such an unconcerned voice in this kind of place. Sina turned to see who was speaking to him.</p><p>It was a young blue haired boy with wide eyes. "Hi I'm Aladdin. Who're you?"</p><p><strong­>As cruel as the last few reviews have been I still updated. But my feelings are delicate you guys so go easy ok? And if you don't like the fic than keep it to yourself. I write mostly for my own enjoyment so stop being bullies kay? There's a difference between "This part of your fic bothered me because of so and so reason" and "I hate this fic. You suck."
Elexenz 27 октября 2018 г. 16:13:37 постоянная ссылка ]
«Подготовьте Сина для нашей поездки на стадион. Мне нужно пополнить запасы».

«Как пожелаете, мастер Фатима, будет сделано».

«Хорошо». Мастер уверенно вышел из комнаты.

Нахт не сводил в него глаз, пока мужчина не исчез. Затем он потянул Сина с койки и потащил его из комнаты.

"Куда мы идем?" Сина устало спросил, не ожидая ответа.

"Стадион." Голос Нахта был таким мягким, что его было почти неслышно. Сина удивленно моргнул. Это был первый случай, когда другой раб ответил на любой из его вопросов.

«Что происходит на стадионе?»

«... очень плохие вещи».

«Но что ...» до того, как Сина закончила свой вопрос, Нахт толкнул его в хвост каравана. Он был заполнен пустыми ящиками, сложенными на покрытый потолок брезент.

«Мы сидим здесь, не разговариваем». Нахт аккуратно сел на колени и сидел пребывая в неком напряжение возле Сина. Ящики давили на них, скакали то туда то сюда, когда линия каравана начала двигаться.

Рабы в передней части вагона тяжело дышали. Это была мягкая танцевальная мелодия, которая прошла время. Линия медленно покинула город оазисов и ведущей каретой, была карета Мастера Фатимы.

Песок казалось бы был бесконечным.

Сина почувствовал, как с него льется пот, словно рекой. Солнце над головой было беспощадным, когда оно опускалось на беспомощный караван. Несмотря на брезент над фургоном, Сине все равно было тяжело из-за адской жары. Тем временем Нахт сидел рядом с ним, спокойно перебирая собсвтенные пальчики. Сина упал на пол фургона. Деревянные доски мало помогали облегчить его страдания.

«В Англии и Шотландии никогда не было так жарко!» - Подумал несчастный мальчишка. Он мечтал о снежных зимах, которые охватывали Хогвартс в декабре. О горе снега и ледяных глыбах.

Но как только его воспоминания собирались унести его в мирный снежный сон, порыв ветра дул в его глаза и нос горсть песка.

«Фее! Черт!» он выплевывал песок изо рта. Нахт был спокоен, но он все же немного посмеялся над ситуацией.

«Это несправедливо. Почему я вспотел, как черт знает кто, но ч тобой всё великолепно, как так?» Сина ворчал, недовольно смотря в сторону мальчика.

«Мои волосы белые». Нахт как не удивительно ответил. «Твои волосы темнее. Людям с темными волосами гораздо быстрее становится жарче».

«О ... хорошо. Хорошо. Что я могу с этим сделать? Я умру в этой жаре». Сина уже представлял свои недопохороны.

У Накхта были медального цвета глаза. И они долго смотрели на ярко зеленые глаза Сины. Тогда мальчик раб кивнул своим мыслям и поспешил к передней части телеги. "Подождите."

Сина повернула голову, чтобы увидеть, как Нахт тихо разговаривает с водителем повозки, который кивнул и позволил Нахту искать что-то в маленьком мешке, который находился возле водителя.

Нахт вернулся с куском грязной белой ткани в руке. «Садись». Он посадил Сина и положил ткань на голову. Это было похоже на тонкий шарф на голове. Нахт закрепил ткань тонким шнуром.

Кусок материала висел на голове Сины и защищал его от суровых солнечных лучей. Медленно, но ему становилось таки лучше.

Прошли часы, пока двое мальчиков тихо беседовали в задней части фургона. У них не было много общего, но Сина нашел Нахта достаточно приятным мальчиком. Не таким умным, как Гермиона, не таким стратегом, как Рон.

Сина мысленно покачал головой. Неправильно сравнивать их. Он прошел войну с этими двумя. Они прожили многое вместе. Но Нахт был здесь. Рона и Гермионы не было. Они жили своей жизнью в том мире, в котором они остались.

Если Нахт заметил его задумчивость, то он промолчал.

Было намного проще ехать в пустыне с Нахтом, чем самому. Они спокойно проводили время.

«Откуда ты Нахт?»

"My village was called Maedir. That's where I was born. My mother was a maid in a nobles home. She came from Dark Continent."

"What's the Dark Continent?" Sina wondered subtly poking for more information.

"It's an unexplored region where the Fanalis slaves come from." Nakht had a pleased flush on his cheeks. It seemed the dark skinned boy liked teaching others even small things.

"Are you a Fanalis slave?" Sina counted on the happy expression on Nakhts face. It was obvious that the other boy was unused to smiling. Even the small smile that twisted his lips now.

"No. the Fanalis have red hair and eyes. They are the strongest people in the world. But they were all taken as slaves by the Reim empire. Now there aren't very many left at all."

"That's very sad." Sina felt a stirring of empathy for the strong people of the Dark Continent. He could remember that the purebloods hated the muggles for being different. This was a bit of the same thing. Not exactly the same but enough that he could understand.

The caravan slowed as a grouping of rocks came ahead. Fatima's carriage veered off and entered the rock canyon as the caravan pushed on.

"Where is master Fatima going?" Sina asked

"There are bandits living in those rocks. Fatima wants to hire them."

"Hire them? I thought he took slaves?"

"These bandits have been attacking merchant caravans that pass through the road. Master Fatima wants them to collect slaves from the bands they attack." Nakht was used to Fatima's tactics in this business.

"Where are we going?"

"The stadium cages. It's where Master Fatima holds the great animals he sells to gladiator matches." Nakht looked tense for a moment. "while we are there…don't make Master Fatima mad."

"Ok." Sina took Nakhts' word for it. He knew Fatima's habits better than Sina.

The Stadium was another large outcropping of rocks. The wagon slowed and Nakht pulled Sina inside the hollowed out cavern into a small storage room.

It was filled with shelves upon shelves of chains and collars.

"Grab a bag. We have to fill it." Nakht had Sina hold the bag as he dumped the thick chains in.

"…" Sina let Nakht pull him to this job and that job.

The next day wore on and the two boys were given tasks by older slaves and various henchmen of Fatima.</p><p>They were stirring gruel in the kitchen when word of Fatima's return reached them. The various adult slaves that darted in and out of the kitchens carried the gossip that followed the new slaves that he brought with him.

"Over fifty adults. Only a few kids."

"did you see the bodies they brought back. Couldn't even tell they were human."

"Gruesome."

"Did you see the Fanilis Master Fatima caught?"

"She's so small. I don't see what all the fuss is about."

"A Fanalis is strong no matter how big they are. And Reim is paying fortunes for any Fanalis slave they can get their hands on."

These whispers followed Nakht and Sina as the two carried trays of gruel to the slave cells for the new slaves.

There were crowds of people crying behind the prison bars. Some were straining against the thick bars worked into the stone cave, some were twisting the chains that bound them, but most were just holding those close to them and cried.

"We have supper." One of the henchmen Fatima hired to keep his slaves in line called out. "You maggots better not give me trouble."

He unlocked the gate for a moment and shoved Sina and Nakht inside. "Pass around the food. Make sure no one keeps the bowls or nothing." He ordered.

Sina knew that if any of the prisoners tried to take him or Nakht hostage the henchmen would let them die. He and Nakht were the youngest and least valuable of Fatimas' collection. Huffily he began passing the thin gruel around to the imprisoned people.

Nakht had to bat the trembling hands of a woman off his arm. "M-my daughter…please. Do you know where she is?" the boy determinedly ignored the weeping mother.</p><p>Sina turned away from the now wailing adult. Her husband (he guessed or just a kind stranger) wrapped her in his arms. He gave a another small bowl to the next person in front of him.

"Hey." A young happy voice called out to him. "Can I have some of that?" it was odd to hear such an unconcerned voice in this kind of place. Sina turned to see who was speaking to him.

It was a young blue haired boy with wide eyes. "Hi I'm Aladdin. Who're you?"

Сова автора: Если коротко автор просит не быть такими мудаками и что он пишет ради собственного удовольствия Как я поняла, кто то в отзывах крайне негативно высказался. Для справочки на инглише еще сложнее с продами и отзывами, да, там меньше заинтересованности в фанфиках.
Elexenz 27 октября 2018 г. 16:49:56 постоянная ссылка ]
«Мою деревню называют Мадир, там я родился. Моя мать была служанкой в доме дворянина. Она родом из Темного Континента».

«Что такое Темный Континент?» Сина задумался, ему было интересно узнать что-то о новое об этом мире.

«Это неизведанная область, от туда происходят рабы Фаналис». У Нахта был приятный румянец на щеках. Казалось, темнокожий мальчик любил учить других даже каким-то мелочам.

«Ты раб фаналис?» Сина не рассчитывал на счастливое выражение лица Нахта. Было очевидно, что этот мальчик не привык улыбаться. Даже этой едва заметной улыбка, которая сейчас была на его лице.

«Нет, у Фаналисов красные волосы и такого же цвета глаза, они самые сильные люди в мире, но все они были захвачены в качестве рабов Империи Рэм. Сейчас их совсем немного».

«Это очень грустно». Сина почувствовал жалость к сильным людям Темного Континента. Он помнил, что чистокровные люди ненавидели маглов за то, что они отличались от них, были другими. Это было похоже. Не совсем то же самое, но достаточно схоже, чтобы он мог понять.

Караван замедлился, когда впереди виднелись большие валуны. Карета Фатимы свернула и направилась в каньон.

«Куда отправился Фатима?» Спросил СИна.

«В этих скалах живут бандиты и Фатима хочет их нанять».

«Нанять их? Я думал, что он хочет еще рабов?»

«Эти бандиты атакуют торговые караваны, которые проходят по этой дороге. Мастер Фатима хочет, чтобы они пополняли его запас рабов». Нахт привык к тактике Фатимы в этом деле.

"Куда мы идем?"

«Клетки стадиона, где мастер Фатима держит громадных животных, которых он предоставляет на матчи гладиаторов». Нахт немного напрягся. «пока мы там ... не зли Мастера Фатиму».

"Хорошо." Сина пообещал Накхту. Он знал характер Фатимы лучше чем свой.

Стадион был еще одним крупным выступом камней. Вагон замедлился, и Нахт вытащил Сина в выдолбленную пещеру, там была маленькая кладовка.

Она была заполнена полками с цепями и ошейниками.

«Возьми мешок, мы должны его заполнить». Нахт держал мешок, куда вскоре начал закидывать толстые цепи.

«...» Сина вскоре принялся помогать мальчику.

На следующий день им дали новые задания от старших рабов и прихвостней Фатимы. Они перемешивались кашу на кухне, как к ним донеслись слова о Фатиме.Взрослые рабы, которые работали на кухне, то там то тут мелькали, несли за собой много сплетней.

«Более пятидесяти взрослых людей, всего несколько детей».

«Вы видели тела, которые они вернули. Не можно даже сказать, что они были людьми».

«Ужас».

«Видели ли вы, что они поймали Фаналиса для Мастера Фатимы?»

«Она такая маленькая, я не понимаю, что это за суета».

«Фаналисы сильны, независимо от того, насколько они большие. И Рэм платит большие деньги за каждого Фаналиса, которого они могут получить».

Эти шепоты следовали за Нахтом и Сином, поскольку они несли подносы каши к клеткам новых рабов.

За тюремными решетками плакали люди. Некоторые из них были слишком напуганы, кто-то из них пытался избавиться от цепей, но большинство из них просто держали тех, кто близок им, и плакали.

«Ужинаем». Один из прихвостней Фатимы, нанятый для того, чтобы "воспитать" рабов по лучше. «Вы, черви, лучше не беспокоите меня».

Он открыл дверь на мгновение и толкнул Сина и Нахта внутрь. «Раздавайте еду. Удостоверитесь что не забудете ни одну чашку или миску». Приказал мужик.

Сина знал, что, если кто-нибудь из заключенных попытается убить его или Нахта, приспешники позволят им умереть. Он и Нахт были самыми молодыми и наименее ценными из коллекции Фатимы. Он нахмурился, раздавая рабам порции с кашей.

Нахту пришлось бить дрожащие руки женщины, пытаясь избавиться от её хватки на своих руках. «М-моя дочь ... пожалуйста, ты